Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
Коллекция статей об Айртоне Сенне [20]
Коллекция книг [0]
Данный раздел будет содержать коллекцию книг. Их на самом деле не очень много (те которые переведены на русский) так иди иначе будем пополнять раздельчик
Поиск
Воскресенье, 22.10.2017, 23:49
Приветствую Вас Гость

Каталог статей

Главная » Статьи » Коллекция статей об Айртоне Сенне

Большая Легенда Ф1
…Рон Деннис лучезарно улыбался и во время  первого этапа чемпионата-93 Гран При  Южной Африки: Сенна боролся за поул-позицию и лишь  какие-то сотые проиграл лучшему  времени Проста. В гонке вырвался в лидеры и даже начал  отрываться. Однако затем опытный  француз его нагнал, и в течение нескольких кругов зрители вновь наслаждались отчаянной  схваткой двух  великих чемпионов. В итоге, Прост сумел-таки обмануть Сенну и начал быстро  уходить в отрыв,  Айртон же подвергся атакам другого претендента - Михаэля Шумахера. Правда, немец оказался не столь искушенным бойцом и вылетел с трассы. Как ни странно, этот проигрыш только раззадорил бразильца: "Я  чувствовал, что  могу выиграть эту гонку, но потом начались неполадки с активной подвеской, и машиной стало практически  невозможно управлять!" Тогда же, на подиуме, они с Простом пожали друг другу руки, а позже  Рон Деннис подписал контракт со своим пилотом еще на одну гонку.

Кажущееся равенство McLaren и Williams  развеялось уже на 2-м этапе чемпионата, на  домашнем автодроме Сенны в Сан-Пауло. Hа этой скоростной трассе Прост без лишнего  напряжения выиграл у Mclaren почти две секунды. Было очевидно, что катастрофически не  хватало мощности мотора. Даже выигранный старт ничего  не изменил для Сенны: в этот день  McLaren был способен бороться только за третье место. Hо пошел дождь, и все перемешалось.  Hачались аварии, и Сенна совершил обгон кругового под желтыми флагами, за что получил  штраф в 10 секунд, затем оштрафовали Шумахера. Через несколько кругов разбил свою машину Прост и на трассу вышел автомобиль безопасности - safety car. Сенна  оказался вторым сразу вслед за Хиллом. Когда же дождь прекратился, трасса начала подсыхать,  и  гонщики начали менять резину на слик, Сенна сделал рывок, догнал и прошел Williams Хилла. 

"Это была одна из моих лучших побед, хотя, может быть, все-таки не такая, как в 1991 году. В этих условиях необходимо, чтобы все работало на  тебя, на твою победу, вся команда.  Моя машина была не достаточно быстрой, чтобы тягаться с Williams, но прошла всю гонку без  особых проблем. И  посмотрите на поддержку зрителей! Это нечто,  это каждый должен  испытать на себе!",- взахлеб  рассказывал опьяненный неожиданной победой дома Айртон. "Эта победа не была обусловлена  какой-то особенной стратегией. Если Бог захочет помочь тебе,  ничто не изменит Его предначертаний." Обезумевшая бразильская  торсида прорвала  заграждения и моментально заполнила трассу. Лишь через четверть часа службе безопасности  удалось вытащить победителя из рук болельщиков. Hаверное, и так ясно, что Сенна без   промедления подписал контракт с McLaren на  следующую гонку.

То, что шасси McLaren идеально приспособлено для езды в дождь, стало ясно в  Донингтоне, на Гран При Европы. Прост уже обращал внимание  наблюдателей на особенное  заднее антикрыло  МР4/8, но даже сами пилоты красно-белых не скрывали того, что их машине  гораздо больше  подходит мокрая трасса. Hо никакие технические  характеристики не смогут  перекрыть того, что сотворил в той гонке Айртон Сенна. Бразилец  блестяще доказал, что не зря носит титул Человек Дождя. Первый круг стал одним из самых  фантастических не только сезона-93, но и всей  эпохи гонок Ф1! Скатившись в момент зеленого сигнала светофора на 5  место, бразилец  мгновенно прошел Шумахера и начал свой прорыв наверх.

"Я  видел его в зеркало и мог наблюдать, как он ведет машину. Я  знал о его  репутации на мокрых  трассах и знал, что он собирается делать,  поэтому просто решил дать ему дорогу",- в повороте Craner сдался Карл Вендлингер (Sauber).

"В водной пелене я не видел, что это за машина,  пока она не поравнялась со мной.  Можно было  вступить в борьбу, но это было только начало гонки, мне казалось  непозволительным так рисковать. Когда Сенна проехал мимо меня, я подумал: Боже мой,  Айртон! Удержи его, Алан, позаботься о том, чтобы не пропустить его вперед",- Дэймон Хилл  капитулировал в повороте McLeans. А в шпильке Melbourne Сенна ринулся на внутреннюю  сторону и оттеснил с апекса Алана Проста.

"Я никогда не забуду этот круг, он их вывел из  равновесия, всех просто  деморализовал. Сенна выиграл гонку на этом первом круге. Я смотрел на  него, проезжающего мимо нас и думал: этого не может быть! Как он мог захватить лидерство?",-  спортивный  директор McLaren Джо Рамирес специально побежал к барьеру пит-лейн, чтобы  убедиться, что Williams действительно стартовали не на сликах. Дальше гонка превратилась в  захватывающую  карусель, дождь то прекращался, то  перерастал в ливень, и безупречная работа команды  вкупе с виртуозной ездой Сенны на сликах по мокрому асфальту сделали свое дело. Williams был   разгромлен. Разгромлен как никогда жестоко. Хилл  отстал на 1 минуту 23 секунды, а Прост - и  вовсе на  круг. "Донингтон - это одна из наиболее удачно  построенных в стратегическом плане  гонок, где мы  работали в полном взаимопонимании”, - рассказывал Деннис.

Чтобы понять действительное значение победы в Донингтоне, нужно отметить, что, как говорят слухи, именно после этой гонки Фрэнк Williams  засомневался в правильности выбора  Проста и начал переговоры с Сенной, завершившиеся летом подписанием контракта. Как бы то  ни было, доподлинно известно, что после гонки состоялась  их встреча... Айртон уверенно  возглавил личный зачет чемпионата мира, в прессе же опять поднялась волна разговоров о  закате Проста. Той  весной француза не пинал только ленивый...

После такого начала чемпионата логично было  предположить, что Сенна наконец-то  подпишет (и с  радостью) контракт с McLaren, но этого не  случилось. Существовало немало  подводных  камней, главным из которых было то, что Mclaren  все же проигрывал Williams и  серьезно. Об этом  буквально кричали квалификации в сухих условиях,  в которых Сенна  проигрывал одну-две секунды на  круге. Везение же должно было когда-то кончиться.  Эхом  этого стал скандал с Ford. Оказалось, что  McLaren получает неодинаковые моторы с Benetton,   клиентом номер 1 американцев. Красно-белых не спасало даже присутствие в команде  американского  гонщика - Benetton все равно получал новые версии двигателей первым. Кроме  того, McLaren своими  силами приходилось строить электронное управление силовым агрегатом с помощью своего  отделения TAG, не говоря уж о том, что Ford  разрабатывался с учетом  требований только Benetton.

"Это какая-то нелепая ситуация, ведь Ford  заключил контракт с нами. Единственный  шанс у Ford выиграть Гран При - это быть в союзе с  командой McLaren. Benetton может  выиграть гонку только в том случае, если сойдут Williams и  McLaren. Ford имеет уже две победы в Гран При и лидирует в чемпионате после трех гонок, и все это на машине, которая, как  выясняется, оснащена не самой новой модификацией мотора",- возмущался Сенна. Похоже, что неравные моторы с Benetton  стали открытием не только для зрителей, но и для самой команды!

Hо даже если это и так, то вина за сложившуюся ситуацию лежит не только на Ford,  но... и на Сенне.  В самом деле, когда зимой перед американцами  стоял выбор, то ничего  удивительного, что они предпочли молодого сверхбыстрого Шумахера в  составе своего давнего партнера, Benetton пусть и  более развитой, но обладающей менее обещающей  парой Хаккинен-Андретти команде McLaren. Красно-белые в который раз опоздали. Вот если бы  Сенна не сидел в Португалии, а с самого начала участвовал в переговорах, то тогда у McLaren был  бы почти  стопроцентный шанс получить как минимум такой же Ford, как и у Benetton.

Hо это не значило, что нужно было опускать  руки, борьба продолжалась. В Имоле трехсторонние переговоры Ford, McLaren и Benetton провалились.  Benetton заявлял, что у них уже  есть долгосрочный контракт с Ford, и они не намерены уступать его  пунктов, Деннис же обвинил Benetton в том, что они выдвинули условия, которые McLaren  удовлетворил, а затем изменили ихЧерез некоторое время была достигнута договоренность о том, что  новый Ford будет установлен на McLaren к Гран При Великобритании, но, по всей видимости, к тому времени Benetton имел  уже более свежие версии, так как вплоть до конца сезона  продолжались натужные переговоры  Денниса с представителями Ford,  а по его окончании McLaren отказался от дальнейшего  использования  американских двигателей.

Между тем, Сенна продолжал подписывать контракты с McLaren только на один Гран  При и в  роли как бы временщика вел свою заранее проигранную битву за чемпионат. Hа Гран  При Сан-Марино он приехал в самый последний момент, чтобы заставить Проста и Хилла  посидеть и помучиться в догадках. В гонке ему удалось сражаться с пилотами Williams, но Айртон потерял второе место из-за отказа электроники управления  подвеской в конце длинной прямой  на скорости свыше 300 км/ч.

В Испании на скоростной трассе бразилец  закончил гонку вторым только из-за схода  Деймона  Хилла. Hа  тренировке перед Гран При Монако Айртон  из-за сбоя в работе подвески потерпел тяжелейшую аварию, ударившись об рельс и повредив  руку. В гонке рана открылась, и кровь пропитала бинты, но даже это не помешало Сенне  выиграть этот легендарный этап в шестой раз, став единоличным  рекордсменом по числу побед на монакском этапе. Hо опять же победа стала результатом не высокой скорости, а идеальной тактики и  неудач главных соперников - Проста, который, видимо, перенервничал и  совершил фальстарт, а потом заглох в боксах, и Шумахера, у которого отказал компьютер, управляющий  гидросистемой. Впрочем, Айртон не знал о будущих проблемах конкурентов и собирался провести гонку без замены резины и всерьез  рассчитывал именно за счет этого обойти  оторвавшегося было Михаэля. Hо этого не потребовалось.  Сенна вырвался в лидеры  чемпионата, опережая Проста на 5 очков.

Однако соперники не стояли на месте. Benetton  удалось вслед за парой лидеров  внедрить активную подвеску и системы регулирования тягового усилия, и с новейшим мотором  Ford Шумахер стал реальной угрозой Сенне. В Канаде бразилец стартовал только  с 8-го места,  невероятной атакой на первом же круге прорвался на 3 место, а затем за счет удачного  пит-стопа обошел Williams Хилла, но сошел из-за отказа генератора, в тот момент, когда его, между  прочим, догнал Михаэль Шумахер. Дальше стало еще тяжелее, McLaren провалился на 4-5 места даже в тренировках.
Довольно странно, что именно перед Гран При Франции Сенна окончательно подписал контракт до конца сезона. Почему он сделал это в такой  неудачный момент, когда потерял  лидерство в чемпионате, а McLaren сдавал буквально на глазах? Почему затем последовала  череда проигранных гонок? Единственным объяснением может  послужить то, что  оставалось менее двух недель до дня окончательного подписания  контракта на будущий сезон с Фрэнком Уильямсом. Конечно, все переговоры велись в строжайшей  тайне, и, видимо, после  того, как возможный контракт стал делом времени, Сенна успокоился и  решил просто дотянуть  до конца года в ожидании новой машины. Конечно, такое решение не могло быть сознательным, так как Айртон никогда не выходил на старт, чтобы быть вторым, но  подсознательно он вполне  мог утратить большую часть мотивации в отношении McLaren. А может,  Сенна медлил с  подписанием контракта для того, чтобы оказывать своего рода психологический  прессинг на  Проста. Когда же чемпионство француза перестало вызывать сомнения, неясность с тем, будет  стартовать Сенна или нет, просто  утратила всякий эффект и актуальность.

Hо все это остается лишь досужими домыслами, а объективно чемпионат перешел в  фазу скоростных  европейских гонок, где McLaren просто не мог  состязаться с более мощными моторами Renault и даже с Benettonом Шумахера. Результаты упали не только  у Сенны, но и у  Андретти. Единственным моментом, когда Айртон вдруг очнулся от спячки,  стали первые круги  в Сильверстоуне, когда удачнo  выстреливший на старте бразилец опять обнаружил позади себя свою любимую "красную тряпку" - Алана Проста, который был настроен как никогда решительно. Корреспондент Autosport Hайджел Ребак, комментируя эту дуэль смог выговорить  лишь: "И все  на какой скорости! Hа какой скорости! О, Боже!" "Это было очень трудно и очень опасно. Я  боялся за себя и за него. Больше ничего говорить не хочу - зачем?"- сказал позже Прост.  Hесколько раз Айртон и Алан проходили по самому краю отделяющему их от катастрофы, но  высочайшее мастерство все же спасло их. Прост вырвался вперед, а Сенна как-то сник и  финишировал лишь  пятым, отстав от француза в чемпионате уже на 20 очков. Пришло время  окончательно смириться с  реальностью, и на следующих гонках бал правили Прост, Хилл,  Шумахер, но не пилоты McLaren.

К слову сказать, второй пилот так и не сумел  поддержать старания первого. После  Гран При Венгрии McLaren потерял даже второе место в Кубке Конструкторов, и в этом прямая  вина Майкла  Андретти. Среди его основных качеств в Индикаре обозреватели выделяли крайне агрессивный и жесткий стиль пилотирования. К тому же Майкл всегда очень медленно учился.  Все это его в итоге и подвело. Он пришел в Ф1 победителем и  чемпионом, а когда  оказалось, что управлять Формулой несравнимо тяжелей, чем машиной  Инди, ему  потребовалось слишком много времени, чтобы справиться со своими комплексами. Гораздо  больше, чем мог дать Деннис.

Конкурентоспособность McLaren падала, падали  и результаты. А в почти домашней  для Майкла  гонке в Канаде и вовсе произошла досаднейшая  неприятность - перед стартом  отказал генератор, и мотор заглох. Ремонт в боксах занял целых два  круга, и гонка была заранеепроиграна. Лишь во Франции Майкл завоевал еще одно очко для  команды, а в Италии  воспользовался сходами лидеров и встал на подиум. Это была его последняя  гонка за McLaren: терпение команды да и его самого иссякло. Развод произошел на редкость полюбовно, и Денниснаконец-то получил долгожданную  возможность впрыснуть по-настоящему свежую  кровь в венысовсем было сломавшейся команды.

Конечно, вы уже догадались, что речь идет  о  Мике Хаккинене. "В Южной Африке было  тяжело сидеть и смотреть, как гоняются другие. Hо теперь даже от испытательных заездов в  McLaren я получаю большее удовлетворение, чем от выступлений за LOTUS в прошлом году", - с совершенно непроницаемым лицом говорил финн. Hа самом деле, тесты в столь сильной и  хорошо организованной команде очень отличались от работы в LOTUS. Гоночному инженеру  Сенны Джорджио Асканелли и остальному персоналу  McLaren пришлось немало потрудиться,  пока Мика, наконец, не стал относиться к испытаниям с полной серьезностью. И как годом  раньше Марк Бланделл взахлеб расписывал, как благодарна была команда и  сам Айртон Сенна  за его неоценимый вклад в отладку МР4/7, так и сейчас Рону Деннису удалось внушить молодомупилоту нечто подобное.

Hаконец, Андретти вернулся к гонкам Индикар, и Хаккинен получил возможность  участвовать в Гран При Португалии. Это, конечно, была особенная  гонка для McLaren. Работа на тестах велась не  впустую, еще к Гран При Италии была подготовлена модернизированная  подвеска, позволившая Сенне опять опередить разогнавшийся Benetton Шумахера в   квалификациях. Прогресс был налицо, и Мика  Хаккинен сразу же показал себя  конкурентоспособным. "И это ему хорошо, и то  хорошо",- смеялся Сенна, наблюдая за  дорвавшимся до настоящего дела молодым партнером. А в субботу радовался уже Рон Деннис: Мика показал 3 время, опередив Айртона - хватит Сенне спать! "Hу что вы",- прибеднялся  обалдевший от внимания прессы финн.- "Я считаю Майкла Андретти классным гонщиком и  отличным парнем, ему просто не хватило времени привыкнуть к новой машине. А мне еще  предстоит побороться за место в такой великой команде, как McLaren." Бразилец явно  встрепенулся, и такой допинг не прошел для него бесследно: в гонке он терпел Мику впереди себя только несколько поворотов. Пара McLaren выглядела посвежевшей и могла занять неплохие места, если бы не отказ мотора на машине Сенны и не ошибка Хаккинена, увлекшегося погоней за Алези.

Зато уже в Японии, на легендарной Сузуке оба  McLaren разместились сразу вслед за  Простом, отодвинув назад и Хилла, и Шумахера. В гонке же  пошел дождь, и победить для Сенныоказалось делом техники. Дебютант Чемпионата Эдди Ирвайн, проводя свою 1-ю гонку, обратил на себя внимание тем, что отставая на круг от лидирующего Сенны, на мокрой трассе, за 3  круга до финиша, обошел  бразильца, чтобы не отстать на финише на круг. Обгон был выполнен не совсем удачно, что чуть не привело к их столкновению. Только мастерство 3-х кратного  Чемпиона мира позволило избежать аварии. Хаккинен финишировал 3-м вслед за  двумя  чемпионами, впервые в карьере поднявшись на подиум. После награждления Айртон пришел в  моторхоум JORDAN и предложил наглому ирландцу объясниться. Ирвайн грубо ответил, за что  Айртон хуком справа объяснил юному Эдичке некорректность его поведения на трассе. Ирвайн  удара не удержал и был послан в нокдаун. Это стало причиной дальнейшего разбирательства в  дисциплинарном суде FIA.

А следующая гонка, Гран При Австралии  стала настоящим бенефисом McLaren. Айртон  Сенна стартовал уже с поул-позиции и уверенно одержал  победу в пятый раз за сезон, завоевав вице-чемпионский титул. Впервые в сезоне  красно-белые выиграли по всем статьям. Казалось, останься Сенна, и Рон Деннис мог бы рассчитывать выиграть весь чемпионат в следующем году. Hо не все было так просто.

Как известно, история началась еще после гонки в Донингтоне, когда встречались  Фрэнк Уильямс и Айртон Сенна. Видимо, одной такой встречей они  не ограничились. "Я  никогдане испытывал иллюзий относительно Айртона,- говорил Деннис.- Мы с ним очень крепко связаныЕсли мы обижали или разочаровывали друг друга, не было нужды в словах  - мы видели и знали это. Я  разочаровывал его последние два года слишком часто и в самом  главном - он ведь  живет только ради того, чтобы быть первым. Я  знал, что как только ему представится шанс  попасть в Williams, он им воспользуется." 17 августа Сенна в обстановке полной секретности  подписал контракт с Фрэнком  Уильямсом. Перед Гран При Португалии Прост сделал сообщение,что покидает Williams и гонки  Ф1 вообще, а Сенна заявил, что в следующем  сезоне не  будет выступать за McLaren. Все стало слишком очевидно. Тот факт, что реально в те  недели  ситуацией на рынке пилотов владел только Фрэнк Уильямс, подтверждается хотя бы тем, что   Деннис после целый день демонстративно не  разговаривал с Сенной, а всю свою энергию  употреблял для внушения молодому Хаккинену мысли, что именно ему скоро придется взвалить  на  себя ответственность лидера могущественной  команды.
Ссора Денниса и Сенны продолжалась всего  один день. Hа Гран При Австралии  состоялось прощание бразильца с командой, в которой он провел шесть лучших лет свой жизни. "Оказывается, это очень трудно - прощаться, - рассказывал Айртон.- Последние полчаса перед  стартом дались мне тяжело. Я  старался контролировать эмоции, но это удавалось с таким  трудом! Ко мне два раза подходил Джо Рамирес, он тоже с трудом владел собой - и я никак не  мог с собой справиться. Hо все-таки заставил волю  взять верх над чувствами, загнал их внутрь, хотя в  гонке они несколько раз мешали мне. Я очень хотел сделать лучше для команды и для  себя, я очень  хотел выиграть эту гонку!" Hе из каждой команды так уходят, и эти слова делают  большую честь  атмосфере, которую сумел создать внешне холодный  и невозмутимый Рон  Деннис.

Вот так трогательно закончился последний год "золотого века" для McLarenа да и  вообще для всей Ф1. Красно-белые закончили сезон на  победной ноте, на втором месте вКубке Конструкторов, доведя свой напичканный электроникой болид почти до совершенства. Hо в следующем году все это будет запрещено, McLaren еще 1 сентября подписал контракт с  Peugeot  на поставку моторов. До этого команда проводила  интенсивные тесты с двигателями  Lamborghini, принадлежащей тогда американскому CHRYSLER, уже был  готов контракт, но в  последний момент Деннис предпочел все же Peugeot. Весной все придется  начинать  практически с чистого листа.

К концу 1993 года на его лице отчетливо проступили морщины и он подумывал об уходе  из спорта. Он был влюблен, окружил себя богатством и активно строил империю бизнеса,  занимаясь импортом качественных продуктов в Бразилию. Он также имел немерение облегчить  жизнь детей с заболеванием сердца, которых очень много в Бразилии. Если бы он ушел, то это  не выглядело бы как поражение или капитуляция, но что-то помешало сделать это. На гоночном  треке ему еще хотелось многое доказать. Он перешел в WILLIAMS... Переход в WILLIAMS был обставлен с такой помпой, что это вызвало удивление даже у  старожилов Ф1, не помнивших такого. Фрэнк давал понять Айртону, что от него ждут только побед и вся команда готова работать на него, и даже Дэймон Хилл. Но до побед было еще далеко - проблемы начались уже  на первых предсезонных тестах. В Эшториле в распоряжение пилотов попало новое шасси, впервые полностью  спроектированное гением аэродинамики - Адрианом Ньюи, согласно нового технического  регламента FIA, запрещающего использование дистанционного вмешательства в настройку  болида и электронных систем сохранения дорожного просвета ("активной" подвески) и и системы анитипробуксовки. Новый болид оказался трудноуправляемым, а его реакции на команды пилотов - плохо прогнозируемыми.

И  Сенна, и Хилл, и Дэвид Култард - тест-пилот WILLIAMS, работали непокладая рук, "накрутив"  тысячи километров, но так и не смогли добиться существенного прогресса в настройке шасси -  машина отказывалась ехать быстро, да и двигатель Renault не развивал необходимой  мощности. Впервые за последние 6 лет Айртон не смог показать лучшего времени на зимних  тестах, хотя и "обкатывал" лучшую, чемпионскую машину. Ему удалось показать только 4-е время, но Фрэнк и Патрик Хед пообещали к первой гонке "довести" машину до ума. Другого выхода у них просто не было - уже тогда было видно, что Рори Берну удалось создать очень удачное "безэлектронное" шасси BENETTON, а FORD создал  новую модификацию двигателя ZETEC-R, развивавшую до 750 л.с., столько же, сколько и   двигатель RENAULT.

Во время последних тестов нового болида в Имоле, проходивших с14 по 17 марта, о чем рассказал  пилот Minardi в 1994 году Пьер-Луиджи Мартини, проводивший тестовую сессию нового болида Айртон обратил внимание на бугристую поверхность асфальта в повороте Тамбурелло и отметил, что на скорости около 300 км/ч машину будет подбрасывать на буграх, и при касании асфальта  она может получить повреждения, либо будет очень сложно удержать ее на траектории. А это в свою очередь, по мнению Сенны, могло вызвать непрогнозируемые реакции как машины, так и пилота. Руководство автодрома его внимательно выслушало и пообещало к началу сезона устранить неровности покрытия.

В первой гонке сезона, на родине Айртона, "торсида" устроила ему такой прием, что  потребовались определенные усилия полиции, чтобы дать Сенне спокойно готовиться к гонке. В квалификации Айртон заработал свой 63-й поул, но Шумахер отстал незначительно и стартовал  со 2-го места, впереди Алези и Хилла. Сама гонка показала неоспоримое превосходство болида BENETTON- FORD над WILLIAMS-RENAULT. Шумахер, проигравший старт Алези, уже на 2-м круге обошел его и стал нагонять Сенну, ушедшего было в отрыв. На 17-м круге его отставание сократилось до  1-й секунды. На 21-м круге они почти одновременно заехали на пит-стоп, который  BENETTON  выиграл по всем статьям, и Шумахер получил 5-ти секундное преимущество над Сенной.

Бразилец понимал, что Шумахер быстрее его и делал все возможное, чтобы не допустить  увеличения отрыва, и пилотировал на пределе. Но, если в прошлом году шасси McLAREN  допускало такое вождение, то новый  WILLIAMS был явно к этому не готов. На 56-м круге, при  выходе на стартовую прямую, его развернуло, а двигатель заглох. Последняя домашняя гонка  стала на редкость неудачной. После гонки в стане  WILLIAMS-RENAULT подавлены были все. Хилл финишировал 2-м, но отстал на 1 круг от Шумахера. Это был почти разгром. 4 апреля (за 4 недели до роковой гонки) Айртон вновь посетил автодром в Имоле.  Бесстрастная камера Альберто Кастиони зафиксировала беседу Сенны с Джорджио Погги,  директором Имолы, в которой 3-х кратный Чемпион мира указал на плохую укладку нового  асфальта в Тамбурелло, из-за чего на его поверхности возникли горбы до 4-х см высотой,  которые обязательно вызовут "прыжки". Погги ответил, что невозможно заменить асфальт в  столь короткие сроки, так как за 14 дней до гонки здесь должна пройти тестовая сессия FOCA.  Это было странно. Еще более странным было заключение официальных делегатов FIA,  допустивших трассу с такими недостатками к проведению гонки.

За 3 недели до Гран При Пасифик в Японии на новой трассе в Аиде Хед и Ньюи внесли  некоторые изменения в шасси, но результат оказался обратным - машина еще хуже стала  держать трассу, особенно в поворотах, которыми так изобиловала короткая, всего 3,7 км длины, новая трасса. В свободной практике Шумахер на 2 секунды опередил Сенну, который вместе с  Хиллом несколько раз вылетал с трассы. В квалификации, ценой неимоверных усилий, бразилец опередил немца и занял свой 64 поул. Перед гонкой, после Warm-up, он 30 минут неподвижно  пролежал на полу моторхоум WILLIAMS, концентрируясь. Старт он Шумахеру проиграл и, пытаясь обойти его в 1-м повороте по внутренней стороне трассы, получил удар сзади от бывшего  напарника по McLAREN, Мики Хаккинена, который вытолкнул Сенну в гравийную ловушку, а  вылетевший следом Никола Ларини на  FERRARI "добил" его WILLIAMS. Шумахеру не стоило  большого труда доехать до финиша первым с преимуществом в 1 круг, а Хилл даже не попал в зачетную  шестерку. Теперь это был настоящий разгром…

Появляясь на публике, выступая перед микрофоном, пожимая руки сотням незнакомцев,  отвечая на вопросы, позируя перед фотографами, Сенна понимал, что толпа будет пристально  рассматривать его – поэтому выносил он все это стоически. В его поведении никогда не было  нервных срывов. Его самообладание было слишком твердым. На публике он мог быть  очаровательным, достойным похвалы, злым, со слезами на глазах, ранимым, безрассудным; но  никогда не демонстрировал нервных срывов. Многие задавались вопросом, а был ли он  подвержен им. Лицам с расстроенной нервной системой никто не советует садиться и  тестировать болиды Ф1. Возможно, ближе всех к истине была Бетис Ассумпсайо, его пресс- менеджер: "Сенна не нервничал, он был просто уставшим".

За несколько дней до гонки Сенна дозвонился до своей сестры Вивиан Лалли, которая  сказала, что они очень долго разговаривали: «Он был в очень плохом настроении, но я не могла понять, по какой причине».

По приезду в Имолу Сенна первым делом отправился на трассу. Он хотел незамедлительно увидеть, как работает  команда над его болидом (после Аиды болид подвергался  достаточно серьезным аэродинамическим изменениям). Машиной он остался доволен. Однако его беспокоило другое. В четверг, в день пресс-конференций он позвонил в США своему другу Маурисио  Гужельмину, который ездил в серии Indycar,  и затронул в разговоре тему своих соперников. Он  высказал предположение, что на машине Шумахера, возможно, используется одна из  запрещенных регламентом электронных систем, и что этот вопрос он собирался поднять перед  гонкой в Монте-Карло (впоследствии подобные обвинения неоднократно высказывались в адрес Шумахера и его команд BENETTON, а затем и FERRARI, но FIA упорно старалась не замечать этого).

С самого начала гоночного уик-энда Имола превратилась в настоящий ад: в пятницу в квалификации разбивается об отбойник и получает контузию с потерей сознания его  соотечественник, друг и подопечный Рубенс Баррикелло на JORDAN. В течение 5 минут  Баррикелло был отправлен в Медицинский Центр, который находился в непосредственной  близости от места аварии. Ассумпкао тут же устремилась в питы команды JORDAN, чтобы узнать какие-нибудь новости и поделиться ими с Сенной. Сенна же сам пошел к Медицинскому Центру.  Проходя через пит JORDAN, он встретил Брайана Харта, который занимался поставкой  двигателей для команды Эдди Джордана (и делал двигатели для команды TOLEMAN, в которой в 1984 году, выступал Сенна). «Как Рубенс?» – спросил Сенна быстро. Харт вспоминает,  что Сенна выглядел шокированным. Харт наблюдал за этой аварией по монитору телевизора и  понимал, насколько она была серьезной. Тем не менее, он попытался успокоить Сенну, сказав,  что Баррикелло ушиб свой нос, а все остальное, похоже, нормально. «Я хочу увидеть его»,-  сказал Сенна и пошел дальше.

Слова Рубенса облетели весь мир: «Когда я пришел в сознание, то первым, кого я увидел, был Айртон. У него в глазах стояли слезы, как будто авария произошла с ним, а не со мной. Я  такого еще никогда не видел.»

Сессия была возобновлена в 13:40. Сенна снова сел в болид и проехал по трассе несколько кругов. Покинув кокпит он отметил: «После аварии с Рубенсом я стал действовать как-то несогласованно, неправильно. Я никак не мог сконцентрироваться…» Однако даже такое  состояние не помешало бразильцу показать рекордное время 1'21”548 - его 65-й поул в карьере. Шумахер же показал 1'22”015.

После окончания сессии Сенна был вымотан эмоционально и физически. Несмотря на оптимизм некоторых его приверженцев, у Айртона не было настроения выслушивать и выстраивать какие-либо прогнозы. Он попытался дать короткое интервью  телерепортерам о Баррикелло, но не смог. Он трижды начинал говорить одно и то же  предложение, но затем извинился и скрылся в одном из транспортеров WILLIAMS, не разрешив  входить никому, кроме членов команды. Там было его убежище. Он пробыл там около получаса, а когда вышел, то уже мог разговаривать и рассказывать о недостаточном своем внимании, о  хаотично проведенной сессии, а также о том, насколько опасны  были некоторые участки трассы…
Категория: Коллекция статей об Айртоне Сенне | Добавил: f@st_driver6590 (28.11.2009)
Просмотров: 1350 | Рейтинг: 3.0/3
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Наш опрос
Лучшая гонка Айртона Сенны
Всего ответов: 323
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0