Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
Коллекция статей об Айртоне Сенне [20]
Коллекция книг [0]
Данный раздел будет содержать коллекцию книг. Их на самом деле не очень много (те которые переведены на русский) так иди иначе будем пополнять раздельчик
Поиск
Среда, 20.09.2017, 19:39
Приветствую Вас Гость

Каталог статей

Главная » Статьи » Коллекция статей об Айртоне Сенне

Рождение звезды
Имя звезды - Айртон Сенна. Выступление бразильца на насквозь промокшем эшторильском кольце вызвало благоговейный трепет своей безукоризненностью и с его помощью JPS Lotus наконец опрокинул Marlboro McLaren Grand Prix



"Да, конечно. Я подавал сигналы людям на пит-уолл, но они ничего не сделали. А потом условия еще ухудшились." Маленькая загорелая фигура, прячущаяся под козырьком черной бейсболки JPS, Сенна был единственной безупречной частью далеко не безупречного Гран При. Даже ошеломляющая статистика, согласно которой он в конце первого круга уехал от тонущего в брызгах пелетона на три секунды, к десятому кругу - на 17,5, а к 31-му - на 55 акцентирует не совсем то, что следует. Сенна отнюдь не метал громы и молнии. "Он словно ласкал машину," - восхищался его инженер, Стив Хэллэм, и здесь он абсолютно прав. В кокпите JPS Lotus'а под номером 12 красные перчатки ни разу не дернули черный руль Momo, никаких судорожных движений в попытках выправить болид. Только спокойствие и легкость, так что со стороны казалось, что все это происходит в замедленном повторе.

"Сразу нужно сказать, что машина была хороша. Мотор, шины, коробка - все было на высоте," - признался Сенна. "Только карбоновые тормоза причиняли беспокойство. Правда, условия сегодня были для них не очень". Значит Сенна разбирается в высокотехнологических погрешностях карбоновых тормозов, которые эффективно работают только в очень узких температурных рамках, которые холодный и мокрый Эшторил никак не мог обеспечить. "Я никак не мог полностью раскрутить двигатель, даже на прямой. И на старте я постарался быть максимально аккуратным с оборотами и не допустить большой пробуксовки."

В Эшториле Сенна, которому месяц назад исполнилось 25 лет, в 17 гонке своей карьеры сделал то, чего другие не смогли. Когда всего за 30 минут до старта обрушился ливень, Сенна думал совсем не о погоде. Lotus 97T весьма предсказуемо отличавшийся отменным балансом помог Сенне показать лучшее время в обоих квалификационных заездах на сухом, но скользком полотне, буквально загроможденном автомобилями прочих участников, после чего на воскресной утренней тренировке черный болид встал. Из-за отказа трансмиссии его пришлось оставить у отбойников. А затем команда решила заменить коробку передач вместе с мотором Renault EF4B. Пара кругов под дождем - и Сенна уже знал все, что нужно. Новая коробка передач была в порядке (он по-итальянски пожал плечами на вопрос Хэллэма) и было достаточно мокро, чтобы Lotus аквапланировал уже на второй передаче. Как и в случае с победой Кеке Росберга на крошащемся полотне Далласа в прошлом июле, когда условия нивелировали разницу в технике у ведущих команд, Эшторил подарил нам гонку, в которой превыше всего был талант гонщика, как бы примитивно и старомодно это не звучало в нашем мире микрочипов. Сенна был почти безупречен с заносами, вымеренными не в футах, а в дюймах и как шарик ртути скользил между укутанными в водяные сутаны круговыми. Было и еще одно сходство между победами Сенны и Росберга. Со времени Далласа Marlboro McLaren не проиграл ни одного Гран При. Сенна, лидер нового поколения гонщиков Формулы 1, наконец нарушил сигаретный статус кво.

Ален Прост на своем Marlboro MP4/2B квалифицировался вторым, а Ники Лауда - седьмым. Эта разница объяснялась тем, что Лауде пришлось проходить квалификацию на больном избыточной поворачиваемостью запасном шасси со слабосильным TAG'ом, в то время как Прост не имел никаких технических проблем и в субботу нашел свободный круг. В течение 30 кругов Прост сражался за третье место, зажатый между Lotus'ом Элио де Анжелиса и Ferrari 156/85 Микеле Альборето. Разрывы между ними то увеличивались, то сокращались, в зависимости от круговых и текущих по полотну ручьев.

А затем из гонки Прост выбыл. Его раскрутило на прямой старт/финиш, вне пределов зоны торможения. Персоналу McLaren'а показалось, что машина саквапланировала. После первого "витка" все подумали, что Прост сейчас поймает болид, отпустит сцепление, выжмет газ и поедет дальше, но второй оборот закончился ударом об отбойник. С поврежденным задним антикрылом, автомобиль застрял в грязи. Сенна не мог разглядеть какой именно McLaren застыл у стены, но потом он достал на круг измученного неполадками Ники Лауду. И у Проста, и у Лауды были сходные проблемы с карбоновыми тормозами, но плюс к этому мотор Лауды более 10000 об/мин не развивал и Ники, естественно, не мог удержаться за своим партнером по McLaren'у. После того, как к 49 кругу он опустился на восьмое место его V6 взорвался. По мнению моториста Ханса Мецгера причина была "наполовину механической, наполовину электронной. Я думаю, что мотор был слишком слаб".



Так почему же де Анжелис не финишировал вторым вслед за Сенной? Потому что на 10 круге он проколол свой левый передний Гудьир. В течение 30 кругов ему удавалось сдерживать Проста, демонстрируя при этом недюжинное знание гонщицких уловок и хитростей, но из-за того, что воздух выходил из шины медленно, Элио не мог понять в чем причина недостаточной устойчивости - "в шине или в подвеске. Вот почему я не остановился. А когда я понял, что виновато колесо, было уже поздно. Я не мог остановиться". Спустившее колесо взяло свое. Несмотря на то, что в тяжкой битве с Альборето де Анжелис умело использовал круговых - частенько пройдя отстающего по внутреннему радиусу на входе в поворот он получал лишние 20 метров преимущества над Ferrari - Микеле прошел его в первом повороте на 43 круге.

В Эшториле между Ferrari и Renault наблюдалось одно сходство. С малым количеством топлива на борту машины были нервными и плохо управлялись. Но как только баки заливали доверху (чтобы разогреть шины) или одевали квалификационную резину с лучшим сцеплением с дорогой чем обычные слики, баланс становился значительно лучше. "Но в гонке у моей Ferrari совсем отсутствовала тяга," - объяснял Альборето. "Было очень тяжело. Я не мог догнать Сенну". И все же осмотрительность и надежность принесли Альборето второе место. Новый напарник Микеле, Стефан Йоханссон, улыбался шире, чем любой другой пилот Ferrari в последнее время, но уже после пяти кругов его вытолкнул с дорожки Риккардо Патрезе на Alfa Romeo и ему пришлось заезжать на долгий пит-стоп, во время которого ему заменили колеса и переднее крыло, и все ради того, чтобы он еще раз развернулся. Восьмое место в пяти кругах за победителем не служит даже намеком на потенциал новой комбинации.

Патрик Тамбэ, проведший гонку со стиснутыми зубами, занял третье место, которое неустойчивый и непредсказуемый Renault RE60 не заслуживал. Но новый экспериментальный мотор EF15 с коротким ходом оказался надежным, а Тамбэ - агрессивным и с восьмого места после первого круга на нервной и резкой машине он сумел приехать на подиум. Дерек Уорвик, сияющий, смешливый Дерек Уорвик, какое-то время шел шестым, но допустил разворот стоивший ему пит-стопа для замены трех поврежденных колес и "перевязки" кузова. "У нас, конечно, есть проблемы," - признал Уорвик перед гонкой. "Но у команды есть потрясающие механики и атмосфера внутри коллектива хорошая. Мы знаем в чем наши проблемы и решаем их". Кроме динамических недостатков, новый RE60, если можно так выразиться, дороден и весил во время квалификации на 50 кг больше 540 килограммового минимума.

После аварии в первом повороте в Рио, кошмар для Найджела Мэнселла продолжался весь эшторильский уик-энд до самого старта: на разогревочном круге его развернуло. "Я слишком рано нажал на газ и вылетел. Я еще не привык к приемистости двигателей Honda," - объяснил Мэнселл. Но уже до этого инцидента с Найджелом случались неприятности. В пятницу его вынес Эдди Чивер, в пылу контактной борьбы со своим партнером по Alfa Romeo, Риккардо Патрезе, которая продолжалась для команды Лючано Бенеттона все заезды. Мэнселл медленно ехал по внешней стороне дорожки. Патрезе занырнул внутрь, а Чивер попытался проскочить посередине. Он задел Патрезе и срекошетировал в Williams. "Я не могу в это поверить," - простонал Мэнселл, доковыляв до гаража команды. А с чего бы это Найджелу ехать медленно и пропускать Патрезе? За два поворота до этого он слишком быстро зашел в поворот и на мокром полотне развернулся...

После замены заднего правого колеса и носового обтекателя Мэнселлу пришлось стартовать с пит-лейн вместе с попавшим туда по схожей причине Чивером и Пьерлуиджи Мартини на неуклюжем Minardi. С 25 места после первого круга Найджел, продемонстрировав смелость и упорство, продрался на пятое место на финише. Это не только сняло часть давления с Мэнселла, после "аварийного" начала 85-го года, но и принесло Williams'у столь необходимый финиш. В Рио спонсируемая Canon'ом команда была быстра, но ненадежна, а в Эшториле на старте заглох Росберг. Во время сухих квалификационных заездов новый FW10 может быть и был "неплохим и с заметным потенциалом", так что Росберг смог с 26 и последнего места после первого дня (сломанное турбо и честно признанный разворот) прыгнуть на третье, но в условиях дождя автомобиль был "неуправлялемым". Росберг не был бы Росбергом если бы не остался в гонке в надежде заработать хотя бы пару очков, но на 16 круге он очень тяжело ударился об отбойники. Во время удара рулевое колесо глубоко поранило ему руку - потребовалось наложить три шва.

Гудьир привезли в Эшторил новую резину, которая даже не тестировалась. С ней все оказалось в полном порядке. Дождевые шины Пирелли с широким рисунком и узкими боковинами были также неэффективны как и квалификационная резина итальянского завода, из-за которой Андреа де Чезарис на парадоксальном Ligier, очень тяжелом, но быстром, квалифицировался только 8-м, а Нельсон Пике на Brabham'е у коего единственная проблема - это шины - десятым. Во время субботних заездов (в пятницу Brabham'ы заболели загадочной болезнью зажигания) Пике показал свое лучшее время с пониженным наддувом, причем на линии была зафиксирована скорость 164 мили в час, а с высоким наддувом он пересекал линию со скоростью 194 мили в час, но общее время на круге было на секунду хуже. Шины Пирелли не справляются с крутящим моментом турбо.



Дождливая погода означала, что Brabham'у не удастся оценить гоночные слики Пирелли: в Рио Пике протянул только три круга и Эшторил должен был стать тем местом, где команда сможет собрать жизненно важную воскресную информацию. Однако Пирелли оказались настоящей катастрофой - Пике проигрывал гудьировской орде по пять секунд с круга и постоянно заезжал в боксы для смены резины. Его партнер, Франсуа Эсно, за тренировочные заезды разворачивался шесть раз и в гонке он тоже вылетел, когда мотор BMW чихнул и заглох.

Прагматичный, как никто другой, Лижье разобрался в ситуации и когда в боксы, жалуясь на отсутствие сцепления шин с покрытием заехал Жак Лаффит, Ги зазвал туда и Андреа де Чезариса. Помня о предстоящей тестовой программе и о новых спонсорах, производителях стиральных машин "Кэнди", Лижье предпочел уехать из Португалии с двумя целыми автомобилями.

Мартин Брандл с первыми упавшими каплями выдал веселый "танец дождя" по-Кингс Линнски, но поломка трансмиссии рано вывела его из гонки. Нет, в этот раз за Tyrrell блистал Штефан Беллоф, занявший несмотря на столкновение в начале гонки с RAM'ом Манфреда Винкельхока ("Я был во внутреннем радиусе и его закрутило прямо в меня") шестое место, да еще и с поврежденным носовым антикрылом. Ближе к финишу он даже начал настигать Найджела Мэнселла. Смог бы он пройти его, если бы гонка продлилась дольше? "Нет, он ведь все-таки с турбо, помните?" - ухмыльнулся Беллоф.

Джонатан Палмер при старте повредил переднюю подвеску своего Zakspeed'а о заглохший Williams Росберга, зато во время тренировок машина была надежна. То есть до последней квалификации, когда вышел из строя главный переключатель, выключившись по собственной инициативе и прошло 55 минут напряженной дедуктивной работы, прежде чем кто-то додумался проверить нго, просто на всякий случай. Стюарды посчитали, что Палмер получил постороннюю помощь от механика и наказали команду на 3000 долларов. Герхард Бергер на своем Arrows'е вылетел с трассы, а лидер команды, Тьерри Бутсен, на пару с Эдди Чивером мучился от подмокнувшей электрики. Филипп Алльо на втором RAM-Hart покинул гонку аналогичным с Бергером способом.

Эшторил был гонкой Сенны. После того, как в квалификации он показал лучшее время, приехав в боксы он поздравил всю команду. С чуть затуманенными глазами он обнял Жерара Дюкаружа и пожал руки всем без исключения механикам и "Бруно-из-Renault". После гонки, слегка ошеломленный, он провел спонтанную пресс-конференцию на смеси португальского, итальянского и английского, а затем отправился в гараж к своим механикам. Его "спасибо" были еще теплее, глаза сияли. Посетив веселящийся моторхоум JPS, Сенна выкроил время и для трудяг с другого конца пит-лейн - парней из Гудьира, разбиравшихся с шинами под ледяным дождем. Кого не хватает? Конечно же босса McLaren International, Рона Денниса. Каждому из гудьировцев Айртон подарил подписанную фотографию, а заодно и Деннису. Сенна улыбнулся, а Деннис расхохотался. Да, с самого начала и до самого конца Эшторил принадлежал Сенне.



Перевод Максима Куваева, Красноярск
Набор Евгения Жмарина, Санкт-Петербург
Категория: Коллекция статей об Айртоне Сенне | Добавил: f@st_driver6590 (28.11.2009)
Просмотров: 912 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Наш опрос
Лучшая гонка Айртона Сенны
Всего ответов: 323
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0